Воздушная бомбардировка Венеции

1 января 1849 - 31 декабря 1849         ИталияИталия, Венеция

Италия, Венеция

#венеция #революция #бомбардировка #аэростат #сражение #разрушения #осада

26 марта австрийский фельдмаршал Гайнау предъявил Венеции ультиматум о сдаче. Патрио­тический подъем охватил Ассамблею. Единодушно было принято решение: Венеция будет сопротивляться любыми средст­вами, президент Манин облекается неограниченной властью.

Начался период непосредственной обороны города. Защищенная лагу­нами, преграждавшими путь неприятелю, Венеция рассчитывала на дол­гое сопротивление, которое должно было дать ей возможность получить помощь извне. Таков был план триумвирата. 17-тысячная армия, граждан­ская гвардия, все городское населенно с воодушевлением ответили на при­зыв Ассамблеи и триумвирата дать отпор ненавистным австрийцам. Ле­вые вновь выдвинули требование наступательной тактики.

В течение долгих месяцев австрийцы блокировали город с моря, поль­зуясь благосклонным невмешательством французских и пьемонтских ко­раблей. Они окружали его также с суши; одна лишь крепость Мальгера, оставаясь в руках венецианцев, разрывала кольцо осады. План австрийцев заключался в том, чтобы приблизиться к крайней линии обороны осажден­ных и нанести сокрушительный удар но гарнизону Мальгеры. Австрий­ское командование усилило осадную армию, доведя ее до 30 тыс. человек, провело новую линию окопов в 800—900 метрах от крепости и, закончив ее в конце апреля, начало атаку Мальгеры.

4 мая австрийские батареи открыли ожесточенный огонь по крепости, ответившей не менее сильным обстрелом вражеских позиций. Радецкий, прибывший в австрийскую ставку, снова предложил венецианцам ульти­матум. В послании к командующему крепостью, полковнику Уллоа, указы­валось, что Мальгера должна быть сдана до 8 часов утра следующего дня. Английский и французский представители советовали триумвирам согла­ситься на капитуляцию. Но Мальгера возобновила обстрел вражеских позиций. Манин объявил, что осажденные отказываются принять австрий­ский ультиматум и советы англо-французских дипломатов.

На протяжении всего мая Мальгера оставалась главным объектом неприятельских атак. В 20-х числах австрийцы, укрепившись на только что закопченной второй линии окопов, предприняли штурм крепости. Три дня не прекращалось героическое сопротивление ее гарнизона, зна­чительная часть которого пала в боях. Мальгера была занята австрий­цами лишь после того, как, по приказу Манина, была оставлена ее муже­ственными защитниками.

С переходом Мальгеры в руки неприятеля кольцо осады полностью сомкнулось вокруг Венеции. Осажденные приняли меры к укреплению крайней линии обороны, расставили там новые батареи. В первой жаркой схватке они отразили неприятеля. Но австрийцы не собирались продви­гаться к осажденному городу. За неудачей генеральной атаки, предпри­нятой в начале июня, последовали столь же безуспешные операции местного масштаба. Понимая, что превосходная естественная оборона Вене­ции, подкрепленная сильными батареями у входа в лагуны, не сулит бы­строго успеха наступлению с суши, австрийцы решили обессилить Венецию голодом и обескровить ее жестоким обстрелом. Бомбардировка началась в ночь на 13 июня и не прекращалась до конца осады. 29 июня бомбарди­ровка города достигла наивысшей точки. Большая часть Венеции нахо­дилась под ураганным огнем неприятеля. И так продолжалось до самого конца осады. Развалины, пламя пожаров — вот что представляла в эти месяцы Венеция. Но ей предстояли и иные испытания. Кончались запасы продовольствия. Отчаянные вылазки, предпринятые венецианцами, не дали серьезных результатов. Голод душил осажденных. Эпидемия тифа и холеры ежедневно уносила больше жертв, чем самая сильная бомбардировка.

За один лишь месяц умерло от холеры 3 тыс. человек. Черной лентой тя­нулись по мертвым улицам похоронные процессии. Но скоро и они пре­кратились: не хватало рук, чтобы убирать трупы.

Муниципальный совет пытался чрезвычайными мерами (новым займом, организацией распределения продовольственных запасов, расширением госпиталей, переселением жителей, пострадавших от обстрела, и т. п.) облегчить участь населения. Но все эти меры были ничтожны по сравнению с огромными размерами бедствия, обрушившегося на город. И все-таки Ве­неция не сдавалась. Постепенно рассеивались надежды на помощь извне.

В мае Манин снова предложил Англии взять Венецию под свое покро­вительство. Он указывал на то, что события в Венгрии, отвлекавшие вни­мание Австрии от Венеции, повышают шансы осажденных на конечный успех и что, следовательно, помощь Англии не окажется напрасной. Два обстоятельства как будто подтверждали обоснованность этих расчетов: во второй половине мая в Венецию прибыло письмо от Кошута с обещанием помощи, и почти одновременно с этим по инициативе австрийцев началось нечто вроде переговоров о мире. Однако венгерская помощь не смогла быть оказана, а дипломатический зондаж австрийского министра фон Брука, прибывшего для этого в Местре, явился лишь диверсией. По истечении восьми недель бесплодных переговоров Ассамблея отклонила унизитель­ные требования австрийского правительства. Что же касается обращений к Англии, то доводы Манина не произвели на Пальмерстона никакого впечатления. Он снова предложил венецианцам капитулировать. Следуя духу пальмерстоновских инструкций, английский консул уточнил в бе­седе с Манином, что капитуляция должна быть безоговорочной, ибо «ав­стрийское правительство никогда не пойдет на соглашение с мятежниками». Эта циничная формулировка английского представителя, в которой люди, защищавшие родную землю, объявлялись «мятежниками» и ставились вне закона, разоблачала истинные намерения «великой покровительницы» венецианской независимости.

Планы Манина оказались беспочвенными. Разногласия в лагере осажденных вспыхнули с новой силой. После падения Мальгеры недоволь­ство ходом военных дел и прежде всего бездействием флота оживило оппози­ционную деятельность революционных демократов. «Народный клуб» объя­вил о созыве еженедельных собраний граждан для обсуждения военного по­ложения. Триумвират воспользовался этим, чтобы нанести клубу последний удар: собрания были запрещены и клуб был распущен. Но вместе с тем, чтобы дать некоторое удовлетворение оппозиции, правительство создало особую военную комиссию с участием левых, которая и должна была за­менить скомпрометированное военное руководство Каведалиса и Грациа­ни. Однако поле деятельности этой комиссии оказалось весьма ограничен­ным. Окончательно изверившись в помощи извне, Манин решил сложить оружие. Дальнейшее сопротивление потеряло для него и для его сторон­ников какой бы то ни было смысл. Демократы во главе с Томмазео пред­лагали продолжать борьбу за пределами города. Простой народ поддер­живал это требование. Не раз вспыхивали в городе народные волнения, свидетельствовавшие о решимости «низов» бороться до последней возмож­ности. 20 августа восстала часть армии. Офицеры и бойцы требовали мас­сового выхода из города. Однако это были последние вспышки. Теперь ужо трудно было наверстать упущенное. Во всей Италии торжествовала контрреволюция. Трехцветное знамя Италии одиноко развевалось на вене­цианских лагунах. Город умирал от голода, болезней и разрушений.

22 августа Венеция капитулировала.

25 августа австрийские войска вступили в Венецию. Последний очаг итальянской революции 1818—1849 гг. погас.

Ссылка на источник: http://www.viewmap.org/oborona-i-padenie-venecii/




Фотографии о событии




Видеозаписи о событии



Пока ничего нет.


Статьи о собыии



Пока ничего нет.

Ближайшие события



1234...183