Сунгарийская наступательная операция

9 авгуса 1945 - 2 сентября 1945         КитайКитай, Маньчжурия

Китай, Маньчжурия

#маньчжурия #ссср #япония #сунгарийская операция #сражение

Обеспечение форсирования Амура войсками 2-го Дальневосточного фронта и содействие их наступлению в ходе Сунгарийской и Сахалинской операций, возложенные Ставкой Верховного Главнокомандования на Краснознаменную Амурскую флотилию, представляли собой сложную задачу. Крупнейшая водная коммуникация Дальнего Востока — Амур — судоходна почти на всем ее протяжении (около 2900 км). Полноводны и ее притоки: Сунгари и Уссури — справа, Зея, Бурея и Амгунь — слева. На важнейших направлениях вдоль государственной границы СССР с Маньчжурией, пролегавшей преимущественно по Амуру и Уссури, противник создал сильные укрепленные районы. Главными из них были: Сахалинский (против Благовещенска), Цикэйский (140 км ниже Благовещенска), Сунгарийский (прикрывавший вход в Сунгари) и Фуцзиньский (в 70 км от устья Сунгари), защищавший подступы к Харбину. Укрепленные районы состояли из связанных между собой ходами сообщения узлов сопротивления и опорных пунктов, основу которых составляли доты, дзоты и железобетонные сооружения.

На Фуцзинь и Цзямусы базировалась Сунгарийская речная флотилия. В нее входили 4 канонерские лодки, 12 бронекатеров, 10 сторожевых катеров, 3 полка морской пехоты с 50 десантными мотоботами и 60 десантными моторными лодками.

Краснознаменная Амурская флотилия насчитывала в своем составе значительно больше кораблей — 6 мониторов{141}, 11 канонерских лодок, 52 бронекатера, 12 тральщиков, 36 катеров-тральщиков, 7 минных катеров, 15 глиссеров, 3 сторожевых катера и 1 боносетевой заградитель. Эти силы организационно были сведены в следующие соединения и части: [201]

— 1-я бригада речных кораблей (командир капитан 2 ранга В. А. Кринов, начальник политотдела капитан 1 ранга Б. Т. Калачев, начальник штаба капитан 2 ранга X. С. Урманов): мониторы «Ленин», «Красный Восток», «Сун Ят-сен», 1-й дивизион речных тральщиков, 1-й и 5-й отряды бронекатеров, 1-й и 2-й отряды катеров-тральщиков, 1-й отряд минных катеров, две плавбатареи;

— 2-я бригада речных кораблей (командир капитан 1 ранга Л. Б. Танкевич, начальник политотдела капитан 1 ранга В. Н. Ерохин, начальник штаба капитан 3 ранга А. Г. Харитонов): мониторы «Свердлов» и «Дальневосточный комсомолец», 2-й дивизион речных тральщиков, 2-й и 3-й отряды бронекатеров, 3-й отряд катеров-тральщиков и две плавбатареи;

— 3-я бригада речных кораблей (командир капитан 2 ранга А. В. Фадеев, начальник политотдела капитан 2 ранга М. П. Ко-леватов, начальник штаба капитан 3 ранга П. П. Плотников): 1-й дивизион канонерских лодок («Пролетарий» и «Монгол»), 4-й отряд бронекатеров, 3-й дивизион канонерских лодок, 4-й и 7-й отряды катеров-тральщиков, минный заградитель «Сильный» и одна плавбатарея;

— Зее-Бурейская бригада речных кораблей (командир капитан 1 ранга М. Г. Воронков, начальник политотдела капитан 2 ранга С. В. Комаров, начальник штаба капитан 2 ранга К. И. Оляндэр): 2-й отдельный дивизион канонерских лодок, 3-й отдельный дивизион речных тральщиков, 1-й и 2-й отдельные дивизионы бронекатеров, 5-й отряд катеров-тральщиков, 2-й и 3-й отряды глиссеров;

— Сретенский отдельный дивизион речных кораблей (командир капитан 3 ранга А. Н. Гундорин, заместитель командира по политической части капитан 3 ранга Ф. А. Мазин, начальник Штаба капитан-лейтенант В. Н. Уваров): 1-й и 2-й отряды бронекатеров;

— Уссурийский отдельный отряд бронекатеров (командир капитан-лейтенант Н. В. Коркин, заместитель командира по политической части старший лейтенант В. П. Ефимов, начальник штаба капитан-лейтенант В. С. Хабаров);

— Ханкайский отдельный отряд бронекатеров (командир капитан-лейтенант И. А. Хворостьянов, заместитель командира по политической части капитан-лейтенант Д. А. Алексеев, начальник штаба капитан-лейтенант К. Г. Амосов);

— Охрана рейда главной базы: три сторожевых катера и один боно-сетевой заградитель{142}.

В составе флотилии имелись суда речного пароходства, мобилизованные вместе с их экипажами и переоборудованные Для военных целей. К началу боевых действий команды этих судов прошли соответствующее обучение. [202]

В соответствии с замыслом советского командования амурцам предстояло содействовать войскам 15-й и 2-й Краснознаменной армий в захвате и удержании плацдармов на правом берегу Амура путем высадки морских десантов и обеспечения переправ; не допустить прорыва кораблей и вооруженных судов противника в районы действий советских войск; артиллерийской поддержкой и высадкой морских десантов в тыл противника помочь наступлению 15-й армии вдоль Сунгари; обеспечить воинские перевозки по Амуру, его притокам и на озере Ханка{143}.

Строго соблюдая меры скрытности, флотилия заблаговременно начала готовиться к боевым действиям. В районе Ленинское создается маневренная база с необходимыми запасами всех видов снабжения. Здесь же был оборудован береговой флагманский командный пункт командующего флотилией, обеспечивавший связь с кораблями, штабом фронта и Главным морским штабом. Учитывая огромную протяженность зоны действия кораблей, командование флотилии позаботилось о создании сети береговых баз и пунктов снабжения на Амуре, Шилке, Аргуни, Зее, Уссури и озере Ханка. Это должно было обеспечить широкий маневр силами и средствами в ходе войны. Были также подготовлены три подвижные (плавучие) базы, четыре плавучие ремонтные мастерские и заготовлены пирсы-причалы для развертывания дополнительных опорных пунктов.

Утром 8 августа началось развертывание сил флотилии. В район Покровки из Джалинда (верховье Амура) вышел Отдельный дивизион речных кораблей для содействия 368-му горнострелковому полку. В устье Зеи находилась в готовности помочь продвижению частей 2-й Краснознаменной армии на сахалинском направлении Зее-Бурейская бригада речных кораблей. В районе Ленинское и Нижне-Спасское сосредоточились 1-я и 2-я бригады речных кораблей с задачей поддержать наступление 15-й армии на сунгарийском направлении. 3-я бригада речных кораблей и Уссурийский отдельный отряд бронекатеров готовились к обеспечению форсирования Уссури частями 5-го отдельного стрелкового корпуса. В районе Турий Рог находился отдельный отряд бронекатеров, которому предстояло содействовать частям 1-й Краснознаменной армии.

Большую роль в подготовке к боевым действиям сыграл возглавляемый капитаном 1 ранга В. И. Орловым политический отдел флотилии, умело использовавший опыт партийно-политической работы, накопленный в годы войны против фашистской Германии. Все работники политотдела направились на корабли и в части, где под их руководством была проведена [203] большая разъяснительная работа в связи с предстоявшими военными действиями.

Большой популярностью среди амурцев пользовалась ежедневная газета «Красный амурец» (редактор майор Э. А. Прилуцкий), которая умело пропагандировала боевой опыт, накопленный флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны, активно помогала своим читателям в овладении воинским мастерством, в их идейно-политической закалке.

Один из катеров флотилии был оборудован для печатания большим тиражом боевых листков — приложений к «Красному амурцу». Сотрудники газеты во главе с заместителем редактора майором В. И. Максюком на этом катере должны были находиться в боевых порядках кораблей флотилии и освещать ход боевых действий на сунгарийском направлении. В распоряжении редактора газеты находился гидросамолет «МБР-2» для доставки в соединения и части флотилии газет, а в редакцию — материалов от своих корреспондентов.

Руководивший Сунгарийской наступательной операцией генерал-лейтенант С. К. Мамонов решил нанести главный удар силами подчиненной ему 15-й армии из района Ленинское по побережью Сунгари в общем направлении на Харбин, а вспомогательный удар — силами 5-го отдельного стрелкового корпуса из района Бикин на Жаохэ, Боли. Замысел операции предусматривал захват плацдарма в устье Сунгари, форсирование Уссури и стремительное продвижение войск в глубину обороны противника. Реализация его полностью зависела от обеспечения 1, 2 и 3-й бригадами речных кораблей флотилии форсирования войсками водных преград и от овладения опорными пунктами противника в прибрежных районах.

Утром 9 августа 1-я бригада речных кораблей капитана 2 ранга В. А. Кринова форсировала Амур и высадила 2-й батальон 394-го стрелкового полка на остров Татарский (в 10 км ниже устья Сунгари). Противник не противодействовал высадке, и к 8 часам остров был занят. Теперь вражеская флотилия не могла выйти из Сунгари в Амур.

Наша разведка установила, что японское командование начало отвод своих войск к городу Тунцзян. Поэтому 1-я бригада кораблей получила задачу высадить 361-ю стрелковую дивизию на всем фронте от острова Татарский до устья Сунгари и оказать ей содействие в штурме Тунцзяна. Высадка дивизии осуществлялась двумя эшелонами и носила характер обычной переправы. К исходу 9 августа были высажены три усиленных батальона, а в ночь на 10 августа корабли, баржи и табельные средства доставили на правый берег Амура главные силы и тылы дивизии. Утром наши корабли подошли к пристани Тунцзяна. Амурцы ожидали сильного противодействия, но их встретили с белыми и красными флагами жители города. [204]

Оказалось, что японский гарнизон еще накануне вечером отошел к Фуцзиню.

С занятием устья Сунгари советское командование получило возможность беспрепятственно сосредоточить на обоих берегах этой реки основные силы 15-й армии и развить наступление на Харбин.

Одновременно с 1-й начала боевые действия 2-я бригада речных кораблей капитана 1 ранга Л. Б. Танкевича. Первоочередной задачей бригады была высадка на правый берег Амура 388-й стрелковой дивизии для овладения узлами сопротивления противника на участке от Хабаровска до устья Сунгари. Это должно было обеспечить свободное передвижение боевых кораблей и судов по реке.

В 7 час. 30 мин. 9 августа бригада высадила в районе узла сопротивления Фуюань (устье Уссури) батальон 630-го стрелкового полка. Мощный артиллерийский огонь мониторов и залп реактивных минометов с бронекатеров, предварившие высадку, вызвали разрушения на берегу и создали панику среди японского гарнизона, оборонявшего город.

Бронекатер лейтенанта П. А. Семеняка вторым залпом уничтожил вражеский дзот. Отличились при этом комендоры главного старшины Кленова краснофлотцы Шершунов, Черкашев, Смирнов, Кузнецов. Безотказно работали моторы, обслуживаемые командой главного старшины Григория Боровикова — депутата Кировского районного Совета депутатов трудящихся Хабаровска.

Группы десантников высадились у пристани Фуюань, у западной и восточной окраин города и благодаря достигнутой внезапности не встретили организованного сопротивления. Лишь у пристани японцам удалось ненадолго задержать продвижение наших бойцов. Уверенно действовал под огнем противника командир отлично стрелявшей канонерской лодки «Пролетарий» старший лейтенант И. А. Сорнев. Раненный в голову боцман мичман Медведев руководил высадкой десантников, пока с корабля не сошел последний из них. До конца боя, несмотря на два ранения, оставался в строю старший матрос Баленко.

Высадку прикрывали барражировавшие над кораблями одна-две пары самолетов Як-9 307-го истребительного авиаполка полковника Горелова. В дальнейшем, поскольку авиация противника не появлялась, наше командование отказалось от непосредственного прикрытия своих сил с воздуха.

Вместе с солдатами стрелкового батальона на берег высадились две группы моряков. Одной из них командовал старшина 1-й статьи Николай Голубков. Вскоре дорогу группе преградил вражеский дзот. Находился он примерно в 70 метрах от десантников на склоне сопки. Перед ним была открытая ровная местность. Кому-то надо было сделать рывок и забросать [205] дзот гранатами. И это сделал Голубков. Он уничтожил вражескую огневую точку, но и сам получил смертельную рану.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года Николаю Голубкову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. На месте, где был совершен подвиг, жители Фуюаня поставили памятник и высекли на нем такие слова: «Человеку, победившему дракона». «Герой Голубков, — сказал комсомолец Хуан Чжи-мин, — пожертвовал жизнью ради жизни китайского народа, и поэтому мы будем помнить его миллионы лет»{144}.

Было и такое. Группа японских солдат, подняв руки, что свидетельствовало об их намерении сдаться в плен, подождала, пока наши бойцы подошли к ним, а затем неожиданно забросала их гранатами. Но эти коварные приемы не помогли японцам. Около 8 часов, т. е. спустя полчаса после высадки десанта, узел сопротивления Фуюань пал, а к 16 часам и сам город был полностью освобожден от разрозненных групп оккупантов.

Противник потерял 70 человек убитыми, 102 ранеными и 150 пленными. Наши корабли уничтожили 2 дзота, 2 наблюдательных пункта, 7 казарм и несколько других построек. Десантники взяли в качестве трофеев 5 складов с оружием, боеприпасами и продовольствием. Наши потери составили 21 человек убитыми и 51 ранеными.

Тепло встречали своих освободителей жители Фуюаня. Они толпами шли к набережной, их лица светились радостью. Старый китаец Уюнь Дий на ломаном русском языке рассказал нашим солдатам и матросам о том, как тяжело жилось им при японцах, которые забирали у них весь урожай.

Приняв на борт 1-й и 2-й батальоны 630-го стрелкового полка, корабли отправились вверх по Амуру. Им предстояло овладеть узлами сопротивления в районах Циндели, Эту, Гайцзы. Утром 10 августа, когда амурцы подходили к Циндели, капитан 1 ранга Танкевич получил сообщение о том, что этот узел сопротивления взят нашими войсками. Корабли подошли к селу Покровское, приняли на борт 3-й батальон того же полка и направились к Эту. Но и здесь узел сопротивления противника оказался уже ликвидированным нашими войсками.

В 19 час. 24 мин. монитор «Свердлов» (командир капитан 3 ранга Н. И. Недовесов) и три бронекатера высадили десантный отряд в устье реки Гайцзы, а монитор «Дальневосточный комсомолец» — стрелковую роту севернее селения Гайцзы. После первых же залпов советских мониторов остатки японского[206] гарнизона бежали. Как выяснилось позднее, основные силы гарнизона покинули узел сопротивления еще 9 августа.

Таким образом, к исходу второго дня наступления правобережье Амура между устьями Уссури и Сунгари было очищено от врага. Быстрому и успешному решению этой задачи 2-й бригадой речных кораблей и 630-м стрелковым полком способствовали внезапные действия советских войск, а также отсутствие в этих районах авиационных частей и кораблей противника. Застигнутые врасплох, японцы не смогли использовать даже минное оружие, хотя имели значительные запасы его.

Столь же успешно начала боевые действия и 3-я бригада речных кораблей под командованием капитана 2 ранга А. В. Фадеева. 9 августа она обеспечила переправу через Уссури 5-го отдельного стрелкового корпуса, атаковавшего город Дунаньчжень. На следующее утро войска корпуса при содействии кораблей овладели сильным узлом сопротивления Жаохэ.

За два дня бригада потеряла лишь двух человек ранеными. После выполнения задачи она была переброшена для обеспечения переправы главных сил 15-й армии через Амур на участке село Ленинское, город Тунцзян, где действовали корабли 1-й бригады.

Первое организованное противодействие наступлению наших войск и флотилии противник оказал на подходах к Фуцзиню. Этот укрепленный район простирался до 30 километров по фронту и до 12 километров в глубину и состоял из двух укрепленных секторов со 156 дотами и дзотами, которые связывали ходы сообщения, и 50 километров противотанкового рва. Строился он с 1938 г. и вплоть до начала военных действий совершенствовался. Гарнизон укрепленного района насчитывал 1200 человек. К 10 августа он значительно пополнился отошедшими сюда под ударами советских войск подразделениями. Хорошо оборудованные позиции, большое количество боеприпасов и резервов живой силы позволяли японскому командованию рассчитывать на упорную и длительную оборону.

В 15 часов 10 августа, т. е. спустя три часа после занятия Тунцзяна, командующий 15-й армией поставил перед 361-й стрелковой дивизией и Амурской флотилией задачу: в 8 часов 11 августа совместным ударом с суши и со стороны реки атаковать Фуцзиньский укрепленный район и овладеть им. По решению командования дивизии и командира 1-й бригады кораблям надлежало высадить на правый берег Сунгари, где уже наступала 171-я танковая бригада, два батальона и одну штурмовую роту, чтобы с ходу овладеть укреплениями противника и городом Фуцзинь. [207]

Времени на подготовку к штурму вражеских укреплений было очень мало. Поэтому никаких боевых документов не разрабатывалось, задачи частям и подразделениям ставились устно. Однако и при недостатке времени штаб 1-й бригады сумел организовать специальную подготовку: в течение одного часа штурмовая рота тренировалась в быстрой высадке на берег. Эти занятия оказались очень полезными для бойцов: они хорошо усвоили, как и в какой последовательности будут высаживаться на берег.

Для решения боевой задачи корабли 1-й бригады были сведены в два отряда: дозорно-разведывательный в составе монитора «Сун Ят-сен» (командир капитан 3 ранга В. Д. Корнер), трех бронекатеров и шести катеров-тральщиков и отряд прикрытия в составе мониторов «Ленин» (командир капитан-лейтенант А. К. Павлов) и «Красный Восток» (командир капитан-лейтенант А. Д. Никитенко) и трех бронекатеров. На первый возлагалось ведение разведки и высадка первого эшелона десанта, на второй — прикрытие дозорно-разведывательного отряда и высадка второго эшелона десанта.

В 16 час. 20 мин. 10 августа из Тунцзяна вышел дозорно-разведывательный отряд. На «Сун Ят-сене» находился 3-й батальон 364-го стрелкового полка, на бронекатерах — штурмовая рота. Тремя часами позже отправился отряд прикрытия. На мониторе «Ленин» был размещен 1-й батальон 345-го стрелкового полка.

Отряды вышли с большим запасом времени (до Фуцзиня было менее 70 км), так как штурманы наших кораблей не плавали раньше по Сунгари. Кроме того, не исключалось, что противник выставит на подступах к Фуцзиню мины и тем задержит продвижение советских кораблей. Однако японцы и здесь не использовали минное оружие. Более того, отступая, они не уничтожили и навигационное ограждение на реке. Это облегчило продвижение наших кораблей по незнакомому фарватеру Сунгари.

В 22 часа отряды подошли к селению Тусыкэ (в 37 км от Фуцзиня) и стали на якорь для высадки 1-го батальона 345-го полка. Далее последовал только отряд бронекатеров с целью разведки фарватера, а также огневой системы Фуцзиньского укрепленного района.

В течение ночи бронекатера подошли к Фуцзиню. Им удалось разведать судовой ход, но они не смогли раскрыть огневую систему противника: японцы огня не открывали. Тогда командир 361-й стрелковой дивизии решил высадить один батальон у Тусыкэ с задачей, продвигаясь вдоль берега, атаковать Фуцзинь в 8 часов одновременно с высаженным другим батальоном и штурмовой ротой.

С рассветом 11 августа корабли от Тусыкэ направились к Фуцзиню. Впереди шли бронекатера и катера-тральщики, за [208] ними в 30 каб. — мониторы. В 7 час. 20 мин. бронекатера, которыми командовали офицеры И. М. Иванчук, В. М. Калинин, К. Н. Сокольников, И. П. Смирнов, Д. А. Фомин и Ю. В. Шемет, на полном ходу ворвались на Фуцзиньский рейд. Противник встретил их сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем. Несколько минут спустя в стрельбу включились все огневые средства японцев, расположенные вдоль набережной и в окрестностях города. Артиллерийский огонь противника отличался большой плотностью, но его эффективность была незначительной, так как калибр японских орудий не превышал 75 мм. Против 130-мм орудий советских мониторов и залпов реактивной артиллерии бронекатеров не могла устоять ни одна из неприятельских огневых точек. Мониторы вели огонь с дистанции, не превышавшей 30 каб. Нанося меткие и мощные удары, сами они не получали сколько-нибудь серьезных повреждений благодаря хорошей броневой защите борта и палубы. Корабли вели огонь по наблюдаемым и невидимым целям. Огонь корректировали специальные группы, высаженные вместе со штурмовой ротой.

В артиллерийском бою высокую боевую выучку продемонстрировал экипаж монитора «Сун Ят-сен» капитана 3 ранга В. Д. Корнера. Все четыре башни монитора старшин Крюкова, Дубровина, Рязанова и Белогубкина действовали безупречно. Башня Крюкова двумя залпами разрушила вражеский дзот. Несколько залпов потребовалось комендорам Дубровина, чтобы подавить японскую батарею. Лейтенант А. Т. Ахполов, парторг монитора мичман А. А. Крылов, старшины 1-й статьи А. А. Слесарев и В. С. Рябчун оборудовали на берегу наблюдательный пост и умело корректировали огонь своего корабля. В этом бою отличились комендоры Багурин, Малец, Жалейко, Гундобин, Артиков, Гатилов, Кравченко, Болдин, Мейер, Морюшкин, Войтенко и другие. Раненые краснофлотцы Агибов и Холодов до конца боя оставались на своих боевых постах.

Всего монитор уничтожил и подавил 5 дотов, 12 дзотов, 6 минометных батарей, уничтожил склад с боеприпасами и большое количество солдат и офицеров противника.

Успешно действовали и другие корабли, особенно бронекатера. Подвижные и хорошо защищенные, они вели огонь с небольших дистанций прямой наводкой, подавляя вражеские огневые точки на набережной. За короткое время ими было уничтожено 10 огневых точек и склад с боеприпасами. Огонь бронекатеров, корректировали лейтенант Ф. И. Горбунов, старшины 2-й статьи Кабанов и Евдокимов, незаметно пробравшиеся к пограничной вышке.

Артиллерийский бой у Фуцзиня продолжался более часа. Вслед за штурмовой ротой в 8 час. 30 мин. с монитора «Сун Ят-сен» был высажен 3-й батальон 364-го полка, который при [209] эффективной поддержке корабельной артиллерии вскоре овладел всей прибрежной полосой и начал продвижение к городу.

В составе десанта действовали корабельные группы. Как и в бою за город Фуюань, в их задачу входило обеспечение тыла десанта от ударов небольших групп и одиночных солдат-снайперов. Корабельная группа под командованием капитана С. М. Кузнецова на улицах Фуцзиня захватила в плен свыше 150 японских солдат и офицеров.

В 9 час., когда десант, преодолевая сопротивление противника, занял часть города, подошли танки 171-й танковой бригады и 1-й батальон 345-го полка. Японский гарнизон оставил город Фуцзинь и отошел к Военному городку и к горе Вахулишань, где занимали оборону главные силы укрепленного района.

Неоднократные попытки наших войск штурмом овладеть Военным городком закончились безуспешно. К исходу 11 августа японцы численностью до батальона перешли в контратаку. Бои носили напряженный характер. Противнику тоже не удалось добиться успеха.

С утра 12 августа наши войска при поддержке мониторов вновь атаковали неприятельские позиции, но японские части удержались, так как силы наступавших были незначительны — [210] менее одного стрелкового полка и несколько танков. Основные силы 361-й стрелковой дивизии и 171-й танковой бригады из-за трудной проходимости дорог подошли к Фуцзиню с опозданием на двое суток.

Около полудня 13 августа Фуцзиньский укрепленный район был взят. Теперь предстояло, не дав противнику укрепиться, овладеть городом Цзямусы — крупным областным центром Маньчжурии с населением 160 тыс. человек. Однако продвижение наших войск по-прежнему задерживалось из-за того, что дороги были размыты обильными дождями и паводком. Ремонтировать дороги — значило потерять много времени. Поэтому советское командование решило направить в район боевых действий 2-ю бригаду речных кораблей, которая к исходу 12 августа закончила переброску войск первого эшелона через Амур у села Ленинское, часть сил Зее-Бурейской бригады (монитор «Активный», канонерская лодка «Красная Звезда» и дивизион бронекатеров) и часть сил 3-й бригады (дивизион канонерских лодок и отряд бронекатеров).

В тот же день на штабном корабле «Амур» в Фуцзинь прибыли Военный совет флотилии и оперативная группа штаба. Контр-адмирал Н. В. Антонов поставил кораблям задачу высадить десантные отряды у Цзямусы и во взаимодействии с передовыми частями 15-й армии к исходу 15 августа овладеть им. 1-й бригаде предстояло высадить по одному усиленному батальону в Кэхома и Саньсиньчжень (соответственно 85 и 70 км ниже Цзямусы), овладеть ими и поддержать продвижение батальонов по берегу и штурм ими Цзямусы. 2-я бригада должна была следовать за кораблями 1-й бригады и высадить непосредственно в Цзямусы 632-й стрелковый полк. Оперативная обстановка на Сунгари благоприятствовала амурцам: японская речная флотилия стояла в Харбине и не осмеливалась выходить навстречу советским кораблям. Не показывалась и японская авиация.

В 5 час. 35 мин. 14 августа корабли 1-й бригады отправялись вверх по Сунгари с двумя батальонами 349-го полка 361-й стрелковой дивизии на борту. При подходе к селениям Кэхома и Саньсиньчжень выяснилось, что они оставлены противником. Прибрежная дорога оказалась затопленной (уровень реки продолжал подниматься), поэтому корабли последовали далее и высадили оба батальона у селения Сустунь, в 40 километрах ниже Цзямусы.

Отступая, японцы стремились задержать продвижение советских кораблей. На подходах к Цзямусы корабли встретили множество плывущих по течению бревен. Экипажам пришлось стопорить ход кораблей и, вооружившись шестами, прокладывать путь.

Позднее корабли были вынуждены обходить несколько затопленных барж и остатки разрушенного железнодорожного [211] моста. Когда показался Цзямусы, амурцы увидели, что во многих частях города полыхают пожары, гремят взрывы: японцы уничтожали военные склады и казармы, учреждения и жилые дома.

Первыми к пристани Цзямусы подошли бронекатера и монитор «Ленин». Высадившиеся с них разведывательные группы амурцев под общим командованием капитана С. М. Кузнецова быстро овладели береговой чертой и портовыми сооружениями. Члены экипажа монитора «Ленин» Онищенко, Поплов, Федоровцев и Загинайлов, возглавляемые старшим лейтенантом Н. И. Вейцманом, водрузили над ближайшим высоким зданием советский Военно-морской флаг.

Подразделение разведчиков под командованием лейтенанта Ю. С. Тарского атаковало японских солдат, засевших в здании жандармского управления. Японцы сопротивлялись с отчаянием обреченных. В окна и двери полетели гранаты, и вслед за ними устремились амурцы. Одним из первых в здание ворвался старшина 1-й статьи И. С. Протодьяконов. Он уничтожил в бою пять японских солдат. Трофеем амурцев стали два японских полковых знамени.

Заняв ряд административных зданий, наши разведчики получили сведения о том, что у селения Мынгали (в 7 км ниже Цзямусы) сосредоточена 7-я смешанная японо-маньчжурская пехотная бригада, решившая капитулировать перед советскими войсками. Сведения подтвердились, и вскоре бригада была разоружена. Данные о капитуляции перед нашими войсками подразделений, частей и соединений противника, в особенности маньчжурских, стали поступать и с других участков фронта.

К исходу дня 16 августа подразделения 632-го стрелкового полка заняли город Цзямусы, в котором японцы успели сжечь многие городские сооружения и постройки. На рейде Цзямусы был пленен японский бронекатер, самым ценным трофеем на котором оказались навигационные карты реки.

Не задерживаясь в Цзямусы, советские корабли с войсками на борту последовали далее вверх по Сунгари, чтобы сорвать отход противника по прибрежной дороге к Саньшню. У селения [212] Аоция разведотряд флотилии в составе монитора «Сун Ят-сен» и трех бронекатеров был обстрелян ружейно-пулеметным огнем. Ответив коротким, но мощным огневым налетом, советские корабли высадили на берег отряд амурцев под командованием капитана С. М. Кузнецова. Потеряв 45 человек убитыми и ранеными, японский гарнизон капитулировал. В плен сдались 365 японских солдат и офицеров. Среди трофеев было 20 пулеметов, 3 миномета, 600 винтовок и разное военное имущество.

Более серьезное противодействие разведотряд флотилии встретил днем 17 августа у селения Хунхэдао (в 70 км выше Цзямусы). Дорога, проложенная здесь по самому берегу, оказалась забитой отступавшей на Саньсин японской пехотой. Противник располагал значительным количеством артиллерии. Уничтожение и подавление ее оказалось не под силу одному монитору и трем бронекатерам. В 16 часов к району боя подошли мониторы «Ленин», «Красный Восток», три бронекатера и несколько катеров-тральщиков. Они открыли огонь. Однако противник продолжал артиллерийский обстрел, чтобы выиграть время и дать возможность своим войскам отойти из-под Хунхэдао.

В бою за Хунхэдао геройски действовал экипаж монитора «Сун Ят-сен». Меткими залпами комендоры поражали огневые точки противника и его укрепления. Когда один из разорвавшихся японских снарядов повредил зенитную пушку корабля и поджег ящики с боеприпасами, расчет Георгия Жалейко быстро ликвидировал опасность: снаряды, которые вот-вот могли взорваться, были немедленно сброшены за борт.

Отважно вел себя в бою командир зенитной группы главный старшина Андрей Гундобин. Спокойно и уверенно управляя огнем, он словом и личным примером воодушевлял своих подчиненных, помогал им быстро устранять повреждения материальной части оружия. Заряжающий М. И. Антонов некоторое время один выполнял обязанности всего расчета. Большую помощь Антонову оказал коммунист старшина 2-й статьи К. П. Следнев из аварийной партии: несмотря на ранение в голову, он быстро подносил снаряды.

Около 17 часов артиллерийский огонь противника ослабел, а вскоре и совсем прекратился. Воспользовавшись этим, командир монитора «Ленин» капитан-лейтенант А. К. Павлов высадил на берег стрелковый батальон. Разгоревшийся вскоре с новой силой бой продолжался до 23 часов и завершился победой десанта: опорный пункт Хунхэдао был взят. Японцы потеряли здесь до роты солдат и офицеров. Корабли флотилии уничтожили 2 артиллерийские батареи, 3 дзота, склад боеприпасов, 10 автомашин с горючим, 7 повозок с боеприпасами и подавили большое количество огневых точек.

На кораблях флотилии 12 человек, получили ранения; монитор «Сун Ят-сен» и несколько бронекатеров получили незначительные повреждения.

В 8 часов 18 августа советские корабли вошли на рейд Саньсиня. Большинство огневых точек противника молчало. Лишь некоторые из них открыли огонь, но вскоре были подавлены корабельной артиллерией. Стоявший у пристани японский вооруженный пароход неожиданно открыл по нашим бронекатерам огонь и пытался уйти вверх по Сунгари, но был настигнут и потоплен.

Мониторы «Ленин», «Свердлов» и «Дальневосточный комсомолец» (командир капитан 3 ранга П. Г. Мошканцев) высадили на берег 632-й стрелковый полк. Но прежде чем он начал продвигаться по берегу, на борт «Дальневосточного комсомольца» к командиру 2-й бригады кораблей был доставлен начальник штаба 134-й японской пехотной дивизии, заявивший о готовности гарнизона Саньсиня капитулировать. Всего в Саньсине было пленено и разоружено 1780 солдат и офицеров. Трофеи амурцев составили 5 буксиров, пароход, 19 барж, 2 земснаряда, несколько складов с боеприпасами, топливом и продовольствием.

В пути от Саньсиня до Харбина впереди шли бронекатера капитан-лейтенанта В. Н. Дорошенко и лейтенанта С. С. Мазуренко, за ними следовали мониторы. Население сел и деревень, завидев наши корабли, толпами собиралось на набережных с красными флагами. У Харбина навстречу амурцам вышел катер с начальником штаба Сунгарийской военной флотилии генерал-майором Цау. Он известил советское командование о том, что японская флотилия, сосредоточенная в Харбине, капитулирует.

Утром 20 августа корабли Краснознаменной Амурской флотилии прибыли в Харбин — торгово-промышленный, административный и культурный центр Северного Китая с населением 650 тыс. человек, крупный порт на Сунгари с грузооборотом, превышающим 1 млн. т в год.

Советских моряков тепло встречали тысячи жителей с цветами, транспарантами и флагами в руках. Среди харбинцев было много русских эмигрантов, и со всех сторон можно было [214] слышать возгласы на чистом русском языке: «Советскому народу ура!», «Китайскому народу ура!» На центральной площади Харбина состоялся парад советских моряков. Они прошли четким шагом по улицам города под несмолкаемый гул и рукоплескания харбинцев. Многие жители провели у причалов порта всю ночь, расспрашивая советских моряков о жизни в Советском Союзе.

Японский гарнизон Харбина капитулировал. К 26 августа была полностью разоружена Сунгарийская флотилия. За все время военных действий она так и не покидала своей главной базы. Японские офицеры бежали, оставив на кораблях подрывные партии, которые должны были затопить корабли при подходе советских войск к Харбину. Но китайские матросы сами расправились с подрывными партиями и сохранили корабли в строю. В числе трофеев были взяты 4 башенные канонерские лодки, 9 бронекатеров, 8 сторожевых катеров, свыше 30 буксирных пароходов, 20 грузопассажирских пароходов и более 100 различных барж и плавсредств.

Таким образом, Сунгарийская наступательная операция войск 2-го Дальневосточного фронта при содействии кораблей Краснознаменной Амурской флотилии закончилась успешно. Она проходила в своеобразной обстановке, когда противник был обречен на поражение с первого дня мощного наступления Советских Вооруженных Сил. Японское командование, сосредоточив основные силы на важнейших операционных направлениях, не имело на сунгарийском направлении ни резервов, ни авиации. Флотилия противника оказалась неподготовленной к военным действиям и не могла рассчитывать на успех.

В Сунгарийской операции было достигнуто четкое взаимодействие сухопутных войск и кораблей флотилии. Все задачи, которые ставились перед кораблями и взаимодействующими частями 15-й армии, были выполнены, хотя времени на подготовку к операции практически не было.

Опыт боевых действий показал, что успех совместных усилий флотилии и войск находится в прямой зависимости от того, насколько хорошо отработаны подобные боевые задачи в мирное время. То, что флотилия и части 15-й армии перед войной вместе участвовали в учениях, благотворно сказалось на их совместных действиях в боевой обстановке.

В ходе операции корабли были единственным средством, обеспечивающим высокий темп продвижения сухопутных войск. Они постоянно находились в авангарде наступающих частей и за двенадцать суток прошли с боями от Фуюаня до Харбина 930 километров, из них свыше 700 километров — по Сунгари.

Ссылка на источник: http://militera.lib.ru/h/tihookeanskiy_flot/12.html




Фотографии о событии




Видеозаписи о событии




Статьи о собыии



ru.wikipedia.org

Сунгарийская наступательная операция

vedtver.ru

Наступала грозная броня

Ближайшие события



12