Ограбление музея Изабеллы Гарден в Бостоне

18 марта 1990         СШАСША, Бостон

США, Бостон

#сша #музей #ограбление

Крупнейшее музейное ограбление, произошедшее в марте 1990 года в Бостоне, до сих пор остается нераскрытым.

Несмотря на множество версий, в том числе и довольно экзотических, картины до сих не найдены. Остается без хозяина и крупное вознаграждение за информацию, которая поможет найти грабителей и похищенные ими экспонаты, оцениваемые – очень приблизительно, конечно, – в полмиллиарда долларов.

Для 23-летнего студента Музыкального колледжа Беркли Рика Абата работа ночным охранником в Музее Гарднер была идеальным способом зарабатывать деньги на учебу. Он мог играть до позднего вечера со своей рок-группой в ночных клубах, а в полночь ехал в музей на ночную смену.

Во втором часу ночи 18 марта 1990 года Рик Абат удивленно смотрел на экран монитора, который показывал боковой вход в музей и стоящих около двери двух мужчин в полицейской форме.

Они объяснили, что в музее был какой-то шум. Рик решил, что речь идет о каком-нибудь пьянице, который ухитрился перелезть через двухметровый забор и сейчас прячется на территории музея, и открыл дверь.

В ту ночь у Рика Абата был новый напарник, такой же, как он, музыкант – 25-летний трубач Ник Фоули. Его привычный напарник заболел. Опытного охранника срочно заменили на Фоули, который устроился на работу несколько месяцев назад и до этого работал исключительно днем.

Каждый час охранники по очереди совершали обходы четырехэтажного здания. Пока один проверял залы, второй следил за четырьмя экранами системы видеонаблюдения. Комната охраны находилась рядом с боковым входом в музей на Палас-роуд.

Коридоры и залы музея были оборудованы датчиками движения. Информация стекалась в компьютерную систему, расположенную рядом с комнатой охраны.

Ночи были скучными. Происшествия типа того, что случилось за пару недель до

ограбления, были большой редкостью. Охранник увидел на мониторе, как на молодого парня у бокового входа напали двое неизвестных. Он начал колотить в дверь и умолять, чтобы его впустили в музей, но охранник лишь пообещал позвонить в полицию.

Однако до прибытия полиции троица, похоже, помирилась, села в машину и уехала. Возможно, это была первая попытка злоумышленников пробраться в музей.

Грабители, переодетые в полицейскую форму, позвонили в дверь бокового входа музея на Палас-роуд в 1.24 ночи. Рик Абат впустил их, потому что сработал страх перед полицией, заложенный на подсознательном уровне. Согласно инструкциям он не имел права впускать в музей незнакомых людей. Всех ночных охранников под расписку знакомили с должностными инструкциями, которые, кстати, постоянно лежали на столе в комнате охраны. Один из пунктов гласил, что они имеют право впускать в музей лишь тех полицейских, которые приехали по их же вызову.

Один из полицейских поинтересовался, сколько еще охранников в музее? Только один, услышал он в ответ. Напарник Абата совершал обход на третьем этаже.

– Скажи ему, чтобы он спустился, – велел полицейский.

Затем «копы» выманили Ника из-за пульта, на котором находилась единственная кнопка тревоги, связывавшая музей Гарднер с ближайшим полицейским участком.

– Мне знакомо твое лицо, – неожиданно заявил один из «копов». – По-моему, ты в розыске. Покажи документы.

Охранник вновь повиновался. Он вышел из-за пульта и показал водительское удостоверение и студенческий билет Беркли.

«Копы» велели ему стать к стене и широко расставить ноги. Через мгновение на его руках защелкнулись наручники.

Только тут до него дошло, что его не обыскали, и он подумал, что это может быть ограбление.

Второй охранник тоже не оказал сопротивления и позволил надеть на себя наручники.

– За что вы меня арестовали? – робко поинтересовался он.

– Это не арест, а ограбление, – подтвердил догадку Абата разговорчивый «полисмен». – Если не создадите нам проблем, не пострадаете.

Через несколько минут, в 1.48, охранников с заклеенными скотчем ртами отвели в подвал и привязали к столбам метрах в тридцати друг от друга. Следующие 57 минут грабители без помех хозяйничали в музее.

ПУСТЬ СИЛЬНЕЕ ГРЯНЕТ БУРЯ!

Грабители разделились. Один направился в Голландский зал, расположенный в южном крыле здания, а второй – в галерею Шорта, небольшое помещение над главным входом в музей.

Тот, кто отправился в Голландский зал, вырезал трех из четырех Рембрандтов. Он хотел забрать и четвертую картину, огромный автопортрет, написанный Рембрандтом в 1629 году, но, очевидно, не смог этого сделать по техническим причинам.

Из галереи Шорта второй грабитель унес пять рисунков Эдгара Дега.

Самыми дорогими, несомненно, являлись «Буря на море Галилейском», единственный морской пейзаж Рембрандта, и «Концерт» Вермеера, одно из всего лишь 35 полотен голландского живописца. Цены на эти картины, не исключено, уже превысили 100 млн долларов.

Кроме этого, музей Гарднер не досчитался работ Говерта Флинка и Эдуарда Мане, а также китайского кубка эпохи Шан (XVII–X вв. до н.э.) и бронзового орла со знамени Наполеона.

В 2.28 грабители вернулись в комнату охраны. Они проверили охранников в подвале, кстати, второй раз за время ограбления, и начали готовиться к уходу. Сначала забрали кассету со своими изображениями из видеомагнитофона, затем стерли все данные из системы датчиков движения, при этом не подумав, что информация осталась на жестком диске компьютера. Награбленную добычу они за два раза вынесли из музея. На все про все им понадобилось 13 минут.

Охранников освободили в 8.15 утра приехавшие в музей стражи порядка. На этот раз, к счастью, настоящие.

Рик Абат описал бостонским полицейским, как выглядели их лжеколлеги. Одному из преступников было, по его словам, под 40. Он был среднего роста, примерно, 175 сантиметров, худощавый, в пенсне с золотой оправой и усами, скорее всего, приклеенными. Другой был на несколько лет моложе, плотнее и выше – за 180 сантиметров. У него тоже были усы, и тоже явно не свои.

АГЕНТЫ ВАТИКАНА, КОЛУМБИЙСКИЕ НАРКОБАРОНЫ И БОЕВИКИ ИЗ ИРА…

Официальное расследование началось 18 марта. В тот же день его забрало у полиции Бостона местное отделение ФБР. В расследовании участвовали также частные сыскные бюро, нанятые Музеем Гарднер. За четверть века, миновавшую с той мартовской ночи, они проверили десятки, а может, и сотни версий. В том числе и экзотические.

Кому только не приписывали ограбление Музея Гарднер поклонники теории заговора: и тайным агентам Ватикана, и боевикам из Ирландской республиканской армии, и эмирам и шейхам с Ближнего Востока, и жадным миллиардерам из Америки и, конечно, колумбийским наркобаронам…

За прошедшие годы следователям пришлось иметь дело с десятками посредников, выступавших от имени людей, якобы обладавших ценной информацией о похитителях. По словам спецагента ФБР Джеффри Дж. Келли, нынешнего руководителя расследования, всех их интересовали только деньги. Вознаграждение за информацию, которая поможет вернуть картины, со временем выросло до 5 млн долларов.

Самым многообещающим посредником, по мнению правоохранителей, был анонимный автор письма, пришедшего в Музей Гарднер в конце апреля 1994 года. Он писал, что готов вернуть картины в обмен на 2,6 млн долларов и полное освобождение от ответственности как похитителей, так и лиц, у которых сейчас находились картины. Поскольку в письме, на котором стоял нью-йоркский штемпель, шла речь об иммунитете от уголовной ответственности, музей передал его в ФБР.

Автор письма разработал сложную систему общения. Если музей готов к переговорам, то в курсах валют в первомайском номере Boston Globe Sunday должно быть написано, что за доллар дают одну итальянскую лиру. 1 мая, если верить газете, между долларом и лирой установился паритет.

ФБР разрешило дальнейшие контакты с посредником. Через неделю пришло второе письмо. Аноним выразил удовлетворение, что музей заинтересовало его предложение, но не скрывал тревоги по поводу шумихи вокруг ограбления и «агрессивной реакции» на его письмо правоохранительных органов всех уровней. У него возникли сомнения в искренности сотрудников музея.

«В чем больше заинтересован музей, – писал посредник, – в том, чтобы вернуть картины, или в аресте посредника? ДОБИТЬСЯ ТОГО И ДРУГОГО ОДНОВРЕМЕННО НЕВОЗМОЖНО!»

Он сообщил, что ему нужно время подумать, но больше на связь не выходил.

В 1997 году Уильям Янгуорт, торговец крадеными произведениями искусства и товарищ опытного похитителя картин Майлса Коннора-младшего, привез репортера Boston Herald Тома Машберга на склад в Бруклине и показал в полумраке картину, очень похожую на «Бурю на море Галилейском» Рембрандта. Дальнейшее поведение Янгуорта и Коннора, однако, доказало, что они просто хотели воспользоваться кражей и ничего не знают о местонахождении краденых картин.

В середине 2000-х Джефф Келли встречался даже с продюсерами популярного детективного сериала «Монк». В ФБР позвонил телезритель и заявил, что видел в одной из серий в глубине комнаты картину, очень похожую на «Концерт» Вермеера. Это, действительно, оказался «Концерт», но не оригинал, а репродукция, которую использовали как реквизит.

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

Вычислить анонимного посредника по письмам ФБР не удалось. Следователям не оставалось ничего иного, как рассчитывать на удачу и пытаться найти похитителей по косвенным уликам.

Почему, например, думали сыщики, преступники взяли рисунки Дега и оставили значительно более ценный эскиз «Оплакивания Христа» Микеланджело, лежавший в считаных сантиметрах? Датчики движения зафиксировали, что воры ни разу не поднялись на третий этаж, где висел, пожалуй, наиболее ценный экспонат музея Гарднер – «Похищение Европы» Тициана. Не заинтересовали их и очень ценный «Алтарь семейства Колонна» Рафаэля, и работы Джона Сарджента и Джеймса Уистлера.

Странное впечатление производил и эпизод со знаменем Наполеона, на которое похитители затратили немало времени и которое стоило значительно дешевле картин.

Естественно, следователи допросили десятки сотрудников Музея Гарднер. Под подозрение в первую очередь попал Рик Абат, но он дважды успешно прошел испытание на детекторе лжи.

Похитители приехали на машине. Однако от версии, что у них был сообщник, сидевший за рулем, пришлось быстро отказаться. В ФБР пришли четверо юношей, которые отмечали День святого Патрика в соседнем жилом доме. Уходя с вечеринки между полуночью и часом ночи, они заметили двух мужчин в маленьком красном хетчбэке, припаркованном на Палас-роуд недалеко от музея. Им показалось, что это были полицейские. Юноши были несовершеннолетние и к тому же изрядно навеселе. Во избежание неприятностей они поторопились уйти.

ФБР искало картины не только в Америке, но и за рубежом. Спецагент ФБР Дэн Фалзон и Барбара Мангум, главный хранитель коллекции в Музее Гарднер, в начале 1990-х летали в Японию проверить информацию, согласно которой в частной галерее богатого японского художника со связями в преступном мире появился морской пейзаж Рембрандта. Выяснилось, что картина является лишь копией «Бури на море Галилейском» Рембрандта, причем довольно посредственной.

Несколько лет назад агент Келли летал в Париж выяснить, не купил ли французский бизнесмен Жан-Мари Мессье украденных Рембрандтов. Информация не подтвердилась.

ГЛАВНОЕ – КАРТИНЫ, А НЕ ПОХИТИТЕЛИ

Одну из наиболее убедительных версий выдвинул Стивен Куркиян, проработавший 40 лет в Boston Globe и имеющий в своем послужном списке три Пулитцеровские премии. Написанная им книга «Гениальные воры: бостонские гангстеры, провернувшие самое крупное в мире искусств ограбление» 10 марта появилась на прилавках книжных магазинов.

Куркиян считает, что организатором ограбления был бостонский гангстер по имени Луис Ройс из банды Росетти. Он лично жаловался репортеру, что до сих пор не получил причитающиеся ему 15 % за разработку плана. В детстве и юности Ройс был большим поклонником изящных искусств и так любил Музей Гарднер, что неоднократно прятался в нем на ночь, чтобы побродить в одиночестве по залам. Став гангстером, он решил ограбить любимый музей. Картины понадобились даже не столько для продажи, сколько для торга. «Братков», сидевших за решеткой, нередко выменивали на украденные шедевры.

Луис Ройс придумал простой, но эффективный план с двумя фиктивными копами. Кстати, недорогой по сравнению, конечно, с шедеврами живописи китайский кубок понадобился именно Ройсу.

Стивен Куркиян утверждал, что знает и имя заказчика. Ограбление заказали Ройсу один из крестных отцов бостонской мафии Винсент Феррара, который в конце 1980-х годов отправился на 20 лет за решетку по обвинению в убийстве, и его помощник Бобби Донати, навещавший шефа в тюрьме. Накануне ограбления Донати видели в клубе Shack с огромным бумажным пакетом. Когда он поскользнулся и упал, из пакета вывалилась полицейская форма.

«Твоих рук дело?» – поинтересовался Феррара у Донати, когда тот пришел на свидание уже после ограбления.

«Я же тебе говорил, шеф, что сделаю это. Теперь нужно придумать способ заключить сделку и обменять тебя на картины», – ответил тот.

Бобби Донати заверил босса, что надежно спрятал добычу. Однако вскоре он пал жертвой разборок в криминальном мире.

Директор музея Энн Холи так хотела вернуть похищенное, что даже обратилась к папе Иоанну Павлу II с просьбой призвать похитителей возвратить картины. Она также попросила массачусетского сенатора Уильяма Балджера поговорить с его братом Джеймсом, больше известным под кличкой Уайти. Джеймс «Уайти» Балджер был одним из королей преступного мира Бостона и до ареста в 2011 году возглавлял банду Winter Hill.

Ограбление произошло на его «территории». Так что Уайти тоже был заинтересован в обнаружении грабителей, потому что хотел получить свою долю.

Что же касается ФБР, то дело об ограблении музея Гарднер по-прежнему не закрыто. Его сейчас ведет спецагент Джефф Келли. В ФБР, как обычно, темнят и говорят, что ограбление организовала и провела группа бостонских гангстеров, которым помогали посредники мафиози из другого штата. Многих из участников громкого преступления уже давно нет в живых.

В марте 2003 года ФБР провело сенсационную пресс-конференцию. Директор бостонского отделения ФБР Ричард Деслаурье объявил, что картины находятся в Филадельфии. ФБР не назвало имен похитителей, потому что истек срок давности за ту кражу. Главным в то время было вернуть картины. После той сенсационной пресс-конференции прошло более 10 лет, однако на стенах Музея Гарднер по-прежнему зияют пустые рамы.

В ФБР поступила информация о средней руки мафиозо по имени Кармелло Мерлино из Квинси, штат Массачусетс, который как-то похвалился знакомым, что у него наклевывается сделка по продаже картин «на пять лимонов». Через какое-то время Мерлино арестовали по подозрению в подготовке вооруженного ограбления. Ему пообещали смягчить наказание в обмен на помощь в поисках картин из музея Гарднер, но он сказал, что ничего не знает об ограблении.

Через несколько лет Джефф Келли вышел на друзей Мерлино, Джорджа Рейссфелдера и Леонарда Демузио. У Рейссфелдера был красный «Додж-Дайтона», модель 1986 года. На такой же машине преступники приехали на ограбление и увезли картины.

К тому же двое родственников Рейссфелдера видели украденного Мане в его квартире через три месяца после ограбления музея. Фотографии Джорджа Рейссфелдера и Леонарда Демузио были очень похожи на фотороботы, составленные по описанию охранников музея.

К сожалению, к тому времени, когда ФБР вышло на след Рейссфелдера и Демузио, обоих уже не было в живых. Кармелло Мерлино скончался в тюрьме в 2005 году.

Скончался и Роберт Гуаренте, бандит из Мэйна, который тоже торговал крадеными картинами. В 2009-м его вдова рассказала агентам ФБР, что он в 2002 году продал несколько полотен некоему Роберту Джентилю из Коннектикута.

ФБР арестовало Джентиля за хранение наркотиков и наркоторговлю. Во время

обыска в его доме в Манчестере, штат Коннектикут, в сарае нашли потайное помещение с огромным ящиком, однако он был пуст.

НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ

Несмотря на то что после ограбления прошла уже четверть века, и в ФБР, и в Музее Гарднер надеются на лучшее. В этих надеждах музейных работников укрепляет то обстоятельство, что украденные полотна действительно время от времени возвращаются в родные пенаты. Например, в 2002 году в лондонскую галерею «Тейт» вернулись в неповрежденном состоянии две картины английского живописца XIX века Уильяма Тёрнера, украденные во время выставки в Германии восемью годами ранее.

Статистика, однако, против чрезмерного оптимизма. По данным ФБР, только 5 % украденных произведений искусства возвращаются к своим законным владельцам. По мнению основателя Регистра похищенных произведений искусства Джулиана Рэдклиффа, шансы на возвращение шедевров в Музей Гарднер все же выше среднестатистических и составляют не 5 %, а 20. Уж слишком громкой получилась кража 25 лет назад, и слишком трудно продать украденные картины. Так что остается, похоже, только одно – набраться терпения и ждать.

СПРАВКА

Изабелла Стюарт Гарднер собрала богатую коллекцию картин, скульптур, европейского и азиатского антиквариата и диковинок типа писем Наполеона и посмертной маски Бетховена. В 1903 году она перевезла коллекцию, состоящую из примерно 2,5 тыс. предметов, в новое здание, построенное в стиле венецианского палаццо. Оно стало не только ее домом, но и открытым для публики музеем. Перед смертью в 1924 году миссис Гарднер составила завещание, в котором просила, чтобы все предметы коллекции висели и стояли на выбранных ею местах и после ее смерти…

СПИСОК УКРАДЕННЫХ КАРТИН

1. «Концерт», Ян Вермеер (1658–1660), 72,5х64,7 см.

2. «Буря на море Галилейском», Рембрандт (1633), 161,7х129,8 см.

3. «Дама и господин в черном», Рембрандт (1633), 131,6х109 см.

4. «Автопортрет», Рембрандт (1634), 2х5 см. Этот крошечный автопортрет размером с марку уже похищался в 1970 году. Его нашли в вагоне метро.

5. «У «Тортони», Эдуард Мане (1878–1880), 26х34 см.

6. «Пейзаж с обелиском», Говерт Флинк (1638), 54,5х71 см.

7. «На скачках», Эдгар Дега, 10х16 см.

8. «Кортеж в пригороде Флоренции», Эдгар Дега, 16х21 см.

9. «Три жокея верхом», Эдгар Дега, 30,5х24 см.

10. «Программа артистического вечера», Эдгар Дега, 24,1х30,9 см.

11. «Театральное представление», Эдгар Дега, 23,4х30,0 см.

12. Бронзовый кубок, Китай, династия Шан (1200–1100 гг. до н.э.), 26 см.

13. Фиал с виде орла с наполеоновского знамени, Франция (1813–1814), 25 см.

Ссылка на источник: http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4689




Фотографии о событии




Видеозаписи о событии




Статьи о собыии



www.epochtimes.ru

Украденные предметы искусства бостонского музея Гарднер не могут найти уже 25 ле...

Ближайшие события



1234...88